Сельское хозяйство США

farm-market-iowa_2584a
 

 

С первых дней существования страны картина обрабатывающих землю фермеров являла собой суть ее бытия. 

Изменились внешние формы, но отнюдь не жизненно важная роль сельского хозяйства. Сегодня, как и прежде, сельское хозяйство обеспечивает возможность удовлетворения основных потребностей людей. Сельское хозяйство и связанные с ним отрасли промышленности создают большую часть валового национального продукта США, чем любая иная сфера деятельности. Сельское хозяйство служит и нитью, связующей новые поколения с мечтами и ритмами жизни их предков, обеспечивает преемственность настоящего с прошлым.

Руководители нации возводили добродетели закаленного самостоятельного фермера в образец для подражания всему народу с первых лет его существования. Томас Джефферсон, третий Президент Соединенных Штатов, выразил это так: Те, кто обрабатывает землю самые ценные граждане. Самые энергичные, самые независимые, самые благодетельные, и они самыми прочными узами связаны со своей страной и ее интересами.

Разумеется, в реальной жизни фермер никогда не бывает столь самостоятелен, как представляется воображению, ибо он весьма зависим и от капризов погоды, и от прихотей рынка, и от политики правительства. Тем не менее американский фермер продемонстрировал дух индивидуализма и эгалитаризма, завоевавший восхищение остальных слоев общества. В немалой степени ценности, присущие сельской Америке, были восприняты и усвоены обществом в целом.

Американское сельское хозяйство отличается богатством и разнообразием, непревзойденным почти нигде в мире. Отчасти благодаря просторам страны, отчасти благодаря щедрости природы. Лишь на сравнительно небольшой части запада страны осадки столь незначительны, что образуются пустыни. На остальной же территории осадки выпадают от умеренных до обильных, а реки и грунтовые воды позволяют при необходимости проводить ирригационные работы. Необъятные просторы ровной или чуть холмистой земли, особенно Великих равнин восточных штатов страны, создают идеальные условия для ведения крупномасштабного сельского хозяйства. Сегодня размер средней американской фермы составляет около 180 гектаров.

Был совершен огромный скачок от малых, лишь обеспечивающих существование ферм прошлого к сегодняшней структуре, сочетающей небольшие семейные фермы с оснащенными передовой технологией фермами-гигантами. Чтобы понять его, проследим развитие фермерства в США и рассмотрим сильные и слабые стороны американского сельского хозяйства, как оно сложилось на сегодняшний день.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК 

Первые американские земледельцы коренные жители континента помогли переселенцам из Европы приспособить европейские сельскохозяйственные культуры и методы ведения сельского хозяйства к почвам и климатическим условиям Северной Америки. Эта адаптация далась колонистам относительно легко. Но вот переносить на новую почву знакомые им европейские системы землевладения они сочли куда более затруднительным. Английская система, при которой английскому дворянству принадлежали гигантские угодья, где фермер был лишь арендатором, плохо отвечали условиям колоний, хотя плантаторы и чиновники временами пытались копировать ее.

В конечном счете система не прижилась из-за того, что земли было слишком много, а рабочих рук слишком мало. Земледельцы, кроме рабов, могли искать работу в городе, либо покупать собственную землю, что многие и делали. В итоге основой сельского хозяйства в Америке стали небольшие наделы фригольдеров, семейные фермы. Арендаторство же получило относительно неширокое распространение. За исключением нескольких густозаселенных районов, американские фермы обычно были изрядно разбросаны и отдалены друг от друга, а не группировались в деревне. Это способствовало росту индивидуализма и чувства самостоятельности американского фермера.

Обилие земель имело не только позитивные, но и негативные аспекты. Поскольку, истощив надел, американские фермеры всегда могли взять другой, они часто распахивали куда больше земли, чем могли обработать. Они «минировали» землю, разрушая плодородный слой и не восстанавливая его с помощью удобрений. Пашню вели небрежно, часто вдоль склонов холмов, и когда приходили неизбежные дожди, вода прорывала в ней глубокие борозды. Беспечный фермер мало беспокоился о последствиях он ведь всегда мог податься на запад, на юг или, в худшем случае, еще куда-нибудь. Более сознательные фермеры а таких было множество трудились под бременем конкуренции со своими соседями-хищниками, которым, разумеется, плоды трудов на земле доставались дешевле.

Одним из способов конкурентной борьбы служило повышение эффективности труда и количества производимой продукции, чему многие земледельцы уделяли огромное внимание. Владельцы больших хозяйств Томас Джефферсон, например, который был не только Президентом, но и плантатором-южанином располагали достаточным досугом, позволявшим овладеть научными методами ведения сельского хозяйства. Джефферсон вел систематические записи наблюдений за погодой и оставил подробные записки по многим аспектам землепользования.

Вскоре после завоевания Америкой независимости в стране принялись и широко распространились такие приемы, как чередование культур и внесение извести в поля (для снижения кислотности). Их распространению способствовали и рост сельскохозяйственных обществ, и создание фермерских журналов. На местном уровне ежегодные ярмарки предоставляли фермерским семьям возможность обмениваться опытом и демонстрировать достижения (оспаривались призы за лучшее сено, лучшую живность, лучшую стряпню). Знакомились фермеры и с новинками сельскохозяйственной техники. Техника играла ключевую роль в быстром росте сельскохозяйственной продукции в Соединенных Штатах. На протяжении 19 века новые изобретения и орудия труда появлялись одно за другим. Сначала серп при жатве сменила коса, а затем уже с начала 40-х годов 19 века механические косилки Сайруса Маккормика. На смену деревянной сохе пришел чугунный, а затем (к 1845 году) и стальной плуг. К времени гражданской войны (1861-1865) машинами уже убирали сено, молотили, снимали урожай, пахали и сеяли. В регионе, известном как Средний Запад, сложилась мощная промышленность сельскохозяйственного машиностроения с центром в Чикаго, штат Иллинойс.

Во второй половине 19 века американское сельское хозяйство развивалось с головокружительной быстротой, чему, помимо прочих факторов, способствовал и мощный приток колонистов на территории к западу от Миссисипи, «открывавших» там новые земли или заменявших коренных земледельцев («индейцев») пришлыми. Федеральное правительство разнообразными способами стимулировало этот бросок на запад. В частности, заключало с индейскими племенами договоры либо прибегало к силе оружия, загоняя их в резервации (районы, отведенные исключительно для проживания индейцев). Также федеральное правительство предоставляло поселенцам бесплатные земельные наделы и отводило земли железнодорожным компаниям, стимулируя расширение сети железных дорог.

Закон, определявший политику бесплатного землепользования, известен как Закон о гомстедах. Принятый в 1862 году, в разгар гражданской войны, он предлагал ферму (гомстед) размером в 160 акров (85 гектаров) любой семье переселенцев. Каждый глава семьи, достигший возраста 21 года и имеющий гражданство Соединенных Штатов (или даже только собирающийся его получить) мог войти в право владения наделом общественной земли, поселившись на нем и прожив пять лет. Если же семье не терпелось вступить во владение, то она могла приобрести землю по цене 1,25 доллара за акр, прожив на ней шесть месяцев. В последующие годы правительство предоставило поселенцам возможности приобретать еще большие наделы бесплатно или за символическую плату. Подобная политика стала возможной благодаря тому, что правительство Соединенных Штатов считало себя владельцем почти всех земель к западу от Миссисипи либо по праву приобретения, либо по праву завоевания.

Закон о гомстедах укрепил существующую систему малых семейных ферм. Он способствовал оттоку избыточного населения из восточных штатов и созданию слоя независимых фермеров. В 19 веке и в начале 20 века количество людей, имеющих фермы или работающих на них, резко возросло, достигнув в 1916 году пика в 13,6 миллионов человек, что составляло 14 процентов населения Соединенных Штатов.

Способствуя упрочению семейной фермы, раздача бесплатной или дешевой земли имела и непредвиденные последствия. Поощряя заселение прерий, где осадки выпадали скудно и нерегулярно (в основном, земли к западу от нынешнего Оклахома-сити), Закон о гомстедах обрек многие семьи на полуголодное существование и неуверенность в завтрашнем дне. Многие семьи из восточных штатов, привыкшие считать 160 акров более чем приличным наделом, переехав на запад, обнаружили, что с трудом способны прокормиться на таком участке. Урожаи засушливые земли приносили скудные, кормов скоту не хватало. Отчаявшись, фермеры прерий распахивали и засеивали все до последнего акра. При хороших дождях их урожаи затоваривали рынок, сбивая тем самым цены и уменьшая выручку. В засуху же пыльные бури уносили высыхающий верхний слой почвы, истощая поля.

После окончания гражданской войны одной из важнейших проблем стало перепроизводство. Производительность американских ферм возрастала не только потому, что расширялся посевной клин, но и благодаря развитию сельскохозяйственного машиностроения. Многолемешные плуги позволяли прокладывать на поле несколько борозд сразу. Гигантские машины, именуемые комбайнами, выполняли целый ряд операций по уборке зерновых. Поскольку производство изрядно опережало потребление, выручка фермеров за продукты своего труда начала падать. Особенно тяжелым оказался для американского фермера период с 1870-х годов до приблизительно 1900 года.

Недовольство, растущее среди фермеров, послужило взрывным толчком к созданию таких политических организаций, как движение «Защитники земледельца» (1870-е годы) и партия популистов (1890-е годы). Участники движения «Защитников земледельца», более широко известное под именем «грейнджеров», выступали против монополистической политики железнодорожных компаний и установления теми высоких тарифов грузовых перевозок. Их деятельность привела к принятию в ряде штатов «грейнджерских законов», учредивших государственные органы, регулирующие такие проблемы, как тарифы грузовых перевозок. Создавали грейнджеры и кооперативные общества, управляющие магазинами, складами и другими элементами инфраструктуры, обслуживающей фермерские общины. Хотя многие из основанных грейнджерами кооперативов и развалились в силу неопытности их руководства, остальные выжили, окрепли и до известной степени служат примером и по сей день. Фермеры, продающие калифорнийские лимоны под торговой маркой Санкист, делают это на кооперативной основе; во многих общинах кооперативные магазины конкурируют с частными, торгуя продукцией, создаваемой фермами.

Партия популистов объединила грейнджеров и многие другие преимущественно сельские группы в мощное движение политического протеста, привлекшего внимание к некоторым несправедливостям в жизни Соединенных Штатов. Популисты достигли пика влияния в президентской избирательной кампании 1892 года, завоевав около восьми процентов голосов избирателей. Такие цели популистов, как свободная чеканка серебряной монеты (для привлечения большего притока денег в экономику), стали предметом общенациональной дискуссии и вошли в программу демократической партии на выборах 1896 года. Хотя в тот раз демократы и проиграли, фермеры и их союзники добились включения своих забот в главные пункты политической повестки дня. Фермеры оказались достаточно мощной общественной силой, чтобы завоевать уважение политических лидеров, впредь неизменно уделявших самое пристальное внимание их проблемам.

РАСТУЩАЯ РОЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА 

Фермеры вели кампании в поддержку самых разнообразных правительственных программ, хотя нередко расходились во мнениях, какие именно программы поддерживать. Первые фермеры, осваивавшие западные границы, например, поддерживали федеральную программу строительства дорог, облегчавших доставку товара на рынок. Поддерживали они и иные программы внутреннего развития строительство каналов, дноуглубительные работы на реках и, впоследствии, земельные субсидии железнодорожным компаниям. Земельная политика отражала глубокие различия во взглядах фермеров, живших в пограничных районах и тех, кто населял обжитые старые районы страны. Фермеры пограничья хотели дешевой а то и бесплатной земли, чтобы было куда расширять угодья. Фермеры обжитых районов отдавали предпочтение уже сложившемуся порядку вещей; расширение же сельскохозяйственных угодий было чревато перенасыщением рынка, грозившим падением цен и убытками.

До 60-х годов прошлого века почти не существовало федеральных программ, непосредственно относящихся к фермерам. Вопросами сельскохозяйственной политики ведал руководитель патентного бюро, занимавшегося сбором статистических данных по сельскому хозяйству и проведением ряда экспериментов в области ведения фермерского хозяйства, носивших ограниченный характер. Но в 1862 году Конгресс учредил министерство сельского хозяйства, придав в 1889 году его министру статус члена кабинета (т.е. сделав его одним из «секретарей непосредственных советников и сотрудников Президента). С той поры федеральное правительство принимает самое непосредственное участие в формировании и проведении сельскохозяйственной политики.

Первоначально министерство сельского хозяйства почти не имело непосредственной связи с фермерами, занимаясь по большей части организацией исследований и сбором статистических данных. После 1900 года Конгресс придал министерству и другие функции, в частности, охрану лесов и обеспечение уровня стандартов пищевых продуктов.

Несколькими неделями спустя после учреждения министерства сельского хозяйства Конгресс принял исторический закон Моррилла, отводящий правительству каждого штата тысячи акров федеральной земли для создания на ней системы сельскохозяйственных и технических колледжей. В последующие годы правительства штатов учредили 69 подобных учебных заведений, именуемых колледжами земельной субсидии. Эти колледжи сыграли ключевую роль в развитии сельскохозяйственных исследований и обучении целого ряда поколений фермеров.

Около 1900 года руководители сельского хозяйства высказали опасения, что результаты сельскохозяйственных исследований, проводимых государственными ведомствами, не становятся достоянием фермеров и не находят практического применения. Многие фермеры относились к рекомендациям казенных консультантов скептически и продолжали гордо следовать традициям отцов и дедов, отвергая новомодные идеи типа чередования культур и зерновой селекции. Для пропаганды достоинств новых методов ведения хозяйства государственные ведомства создали несколько показательных ферм. Они объединяли усилия с деловыми кругами и фермерскими группами на местах, нанимали пропагандистов, которым надлежало разъезжать от фермы к ферме, разъясняя и демонстрируя новые методы, способные повысить производительность труда и увеличить доходы фермеров. В 1914 году Конгресс возвел деятельность подобного рода на уровень федеральных программ, учредив Службу сельского хозяйства. Эта служба, совместно финансируемая федеральным правительством и земельными колледжами каждого штата, создавала сеть постоянных представителей, открывавших бюро в каждом округе для оказания консультативной помощи фермерам и их семьям.

Служба развития зародилась в период процветания американского фермерства. Цены на сельскохозяйственные продукты резко возросли в период с 1900 по 1914 год, а с началом первой мировой войны, создавшей острый спрос на продукты питания, возросли еще больше. Американским фермерам, находившимся вдали от полей сражений и имевшим относительно широкий доступ к облегчавшей труд технике, не составляло труда наращивать объемы производства. С 1914 по 1918 годы цены на сельскохозяйственные продукты удвоились и продолжали расти по 1920 год.

Однако этот период великого процветания закончился, и американские фермеры вступили в период нового кризиса. В 20-х годах начали падать цены, впереди же ждали еще худшие времена. В 1932 году средний уровень цен на сельскохозяйственную продукцию упал до менее чем одной трети уровня 1920 года. Тысячи фермеров оказались неспособными выплачивать по закладным, и их земли переходили в собственность банков или иных кредиторов. В своих несчастьях фермеры были не одиноки. Бури великой депрессии 1930-х годов сотрясали мировую экономику, вышвыривая на улицу тысячи рабочих и служащих и ставя перед руководством страны насущные политические и экономические задачи.

Ответные меры, принятые правительством и направленные против великой депрессии, открыли новую эру в развитии американского сельского хозяйства. Сегодняшняя сельскохозяйственная политика во многом уходит корнями в то отчаянное десятилетие 30-х годов, в программы, выдвинутые Президентом Франклином Делано Рузвельтом, занимавшим этот пост с 1933 года по день кончины в 1945 году. Эти программы были составной частью той политики, которую Рузвельт назвал Новым курсом для американского народа.

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА СЕГОДНЯ

Сельскохозяйственную политику правительства Соединенных Штатов определяет целая система законодательных актов. Каждые четыре года Конгресс обсуждает и принимает основной «Закон о фермерстве». В дополнение к нему многие аспекты сельскохозяйственной политики формируются как побочный результат законодательных актов, регулирующих иные сферы деятельности. Законы о налогообложении, например, способствуют привлечению средств частных вкладчиков в развитие тех или иных областей сельского хозяйства.

Ограничение угодий. Исходя из теории, что перепроизводство служит основной причиной снижения цен на продукцию сельского хозяйства, правительство поощряет фермеров ограничивать количество распахиваемой земли. Этот подход был введен с принятием в 1933 году Закона о регулировании сельскохозяйственного производства, одного из основных законодательных актов Нового курса, предусматривавшего специальные субсидии фермерам, согласившимся законсервировать часть своих земель.

Обеспечение уровня цен. Определенные основные товары подпадают под практику обеспечения стабильных цен с помощью государственных субсидий. Вот пример функционирования подобной системы: Конгресс устанавливает цену, скажем, 2,55 доллара за бушель кукурузы (один бушель - 35,2 литра), дабы обозначить предполагаемую стоимость урожая. Производители кукурузы, давшие согласие на ограничение посадок, могут занимать 2,55 доллара под каждый бушель зерна, сдаваемого ими государству. Они практически закладывают свой урожай правительству за предоставляемый тем займ. Если кукуруза поднимется в цене выше 2,55 доллара, фермеры могут затребовать свой урожай обратно, продать его на свободном рынке и выплатить заем. Деньги, вырученные сверх суммы займа, идут фермерам. Если цены на кукурузу остаются ниже 2,55 доллара, фермеры могут отказаться от обязательств по выплате полученного займа, что не влечет за собой никаких штрафных мер. Правительство лишь обращает урожай кукурузы в свою собственность и либо закладывает его на хранение, либо продает с убытком. Верхних пределов на суммы субсидий, выплачиваемых для стабилизации цен, не существует.

Компенсационные выплаты. Еще более важную роль, чем стабилизирующие цены займа, играют компенсационные выплаты, являющиеся формой прямого вклада в повышение доходов фермеров. Конгресс устанавливает плановые цены на различные культуры. Опять же, для получения льгот фермеры должны изъять часть своих земель из землепользования. Если рыночная цена, получаемая фермерами за урожай, оказывается ниже плановой, разницу компенсирует правительство. Суммы компенсационных выплат ограничиваются 50000 долларов в год.

Политика обеспечение уровня цен и компенсационных выплат распространяется лишь на такие основные товары, как зерновые, мясомолочные продукты и хлопок. Производство многих других продуктов государственному субсидированию не подлежит. Несмотря на искушение 20 миллиардами долларов субсидий (ассигнованных в один из недавних годов), многие фермеры предпочли не обращаться к государству за помощью. Предоставляемыми субсидиями пользуется лишь одна ферма из пяти.

Рыночные квоты. На торговлю рядом культур, в том числе, апельсинами и лимонами, налагается ряд прямых ограничений. Так называемые рыночные квоты ограничивают количество продукции данной культуры, которое можно поставлять на рынок из недели в неделю. Ограничивая продажу, эти квоты рассчитаны на увеличение закупочных цен для фермеров. Вводятся квоты решением комитетов производителей данного штата или региона. Рыночные правила вводятся в действие голосованием по внесенным предложениям тех фермеров, которых они непосредственно касаются, и обретают юридическую силу после утверждения их министром сельского хозяйства. Фермер, позволивший себе в дальнейшем игнорировать эти установления, рискует судебным преследованием.

Кредитование ферм. Фермеры всегда считали коренной проблемой своей деятельности возможность доступа к займам и кредитам. Еще в 1916 году федеральное правительство начало оказывать содействие развитию частных кооперативных программ кредитования фермерства. Законодательство Нового курса, в частности Закон о кредитовании ферм 1933 года, усилил роль правительства в данной области. Сегодня фермер имеет широкий доступ к развитой сети кредитования из частных, кооперативных и государственных финансовых источников. Одним из важнейших составляющих этой сети служит Федеральная система кредитования ферм, состоящая из трех групп банков, каждая из которых наделена специфическими функциями: кредитование приобретения недвижимости, кредитование закупок сельскохозяйственного инвентаря и семенного фонда и кредитование кооперативов. Страна разделена на двенадцать зон, в каждой из которых функционируют три федеральных банка, по одному для кредитования каждой из вышеуказанных сфер деятельности. Финансируют банки свои операции посредством выпуска и продажи вкладчикам ценных бумаг, точно так же, как и деловые корпорации. Поскольку традиционно банки ссужают деньги под высокий процент, занимать они могут под низкий, что позволяет снижать стоимость кредитования ферм. Еще одним источником кредита для фермеров служит Управление по делам местных ферм, своего рода последнее «кредитное прибежище», куда обращаются, если больше уже некуда.

Консервация почв. Ряд федеральных программ рассчитаны исключительно на стимулирование консервации почв. В рамках одной из подобных программ, например, правительство берет на себя часть расходов по засеву используемых земель травами или бобовыми для уменьшения опасности эрозии почвы.

Ирригация и водоснабжение. Федеральная система плотин и ирригационных каналов обеспечивает поставки воды по субсидируемым ценам фермерам 16 западных штатов. Субсидированное орошение способствует выращиванию 18 процентов всего урожая хлопка в стране, 14 процентов ячменя, 12 процентов риса и 3 процентов пшеницы.

Широкие правительственные сельскохозяйственные программы с годами создали прочную основу поддержки фермеров. Конгрессмены и сенаторы, представляющие сельскохозяйственные штаты, постоянно добиваются одобрения Сенатом программы за программой, направленных на удовлетворение разнообразных интересов фермеров. Но и нападкам эти программы тоже подвергаются немалым. Отчасти и потому, что, как утверждают их оппоненты, различные программы часто противоречат одна другой. Например, говорят они, правительство платит некоторым фермерам за исключение из производства одних участков земли, в то же время предоставляя им налоговые льготы за распашку и культивирование других.

Ряд законодателей и Президентов призывали Конгресс ослабить роль правительства в сельском хозяйстве, постепенно сократить субсидии, в конечном счете отменив государственные программы закупок избыточных урожаев и прямого кредитования фермеров. Высказывается мнение, что подобные программы олицетворяют неприемлемое вмешательство государства в практику свободного рынка. Однако многие аспекты текущей сельскохозяйственной политики защищаются мощными экономическими интересами, и предложения изменить систему порождают активные дискуссии в Конгрессе.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО США СЕГОДНЯ 

По мере того как близится к концу 20 век, американцы осмысливают успехи и недостатки своего сельского хозяйства. Многим можно гордиться, но многое вызывает и мучительные вопросы.

Успехи очевидны и немало фермеров непрочь похвастать ими. Плакаты вдоль шоссе в некоторых районах Среднего Запада напоминают путникам: «Один фермер кормит 75 человек. Благодаря щедрости природы и умелому использованию техники, удобрений и химикатов, американский фермер практически не имеет себе равных в производстве обильной и дешевой продукции. На долю США приходится половина мирового производства бобов сои и кукурузы и от 10 до 25 процентов хлопка, пшеницы, табака и растительных масел.

По всем параметрам сельское хозяйство Соединенных Штатов являет собой крупный бизнес. Сложился даже специальный термин «агробизнес», отражающий гигантский вес сельскохозяйственного производства в американской экономике. Под этим термином подразумевается весь агропромышленный комплекс от отдельного фермера до мультинационального концерна-производителя химикатов. Агробизнес включает фермерские кооперативы, сельские банки, транспортировщиков сельскохозяйственной продукции, торговцев потребительскими товарами, производителей сельскохозяйственного оборудования, пищеперерабатывающую промышленность, сети продовольственных магазинов и многие иные предприятия.

От низкой себестоимости продукции американского фермера выигрывает и отечественный, и зарубежный потребитель. Американцам продовольствие обходится куда дешевле, чем жителям многих других развитых стран. Более того, одна треть посевных площадей Соединенных Штатов засеивается специально на экспорт в Европу, Азию, Африку, Латинскую Америку. В 1981 году уровень сельскохозяйственного экспорта достиг 43,3 миллионов долларов. Импорт же продуктов сельского хозяйства намного меньше, что создает в этой области торговли соответствующий перевес.

Уровень жизни американских фермеров в целом весьма высок. Доход фермерской семьи в среднем составляет три четверти дохода городской семьи, но, поскольку бытовые расходы у фермеров ниже, их уровень жизни близок к средненациональному. Когда-то жизнь на ферме означала изоляцию от современных удобств, но теперь это не так.

Одной из сильных сторон американского сельского хозяйства всегда служила восприимчивость фермера к новой технике. Компьютеры лишь новейшее звено в долгой цепи изобретений, послуживших фермеру подспорьем в росте производительности и снижении себестоимости продукции. Однако фермеры столь же традиционалисты, сколь новаторы. Им свойственен глубокий консерватизм и уважение к традициям, благодаря чему сельские общины сохраняют стабильность во времена быстрых перемен.

Однако у американского сельского хозяйства кроме светлых есть и теневые стороны. Американским фермерам приходится переживать периоды спада, чередующиеся с периодами процветания, а некоторые методы ведения сельского хозяйства породили обеспокоенность состоянием окружающей среды и иными проблемами.

Избыток сельскохозяйственной продукции и низкий уровень цен затрудняет многим фермерам извлечение доходов. Стоимость же приобретаемых ими товаров техники, удобрений, пестицидов растет быстрее, чем выручка от продукции. Добавляют им забот и высокие ставки банковских процентов на кредиты.

На рубеже 80-х годов начался период экономических трудностей. Сокращался сельскохозяйственный экспорт отчасти из-за высокой стоимости американского доллара (в силу чего завышалась стоимость американских товаров для иностранного покупателя). Падали цены на зерно, и росли проценты на кредиты. Многим фермерам оказалось не по плечу выплачивать по закладным и займам, сделанным ранее, когда цены (и доходы) были выше. Как и в 30-х годах, значительное количество ферм и оборудования пошли с молотка, чтобы оплатить долги их бывших владельцев. В десятках фермерских общин кризис привел к закрытию банков, фермерских кооперативов, мелких предприятий. В помощь фермерам появился целый ряд правительственных и частных программ, но многие задумывались: не пришел ли конец хорошим временам.

Некоторые наблюдатели высказывали мнение, будто малая семейная ферма больше не жиспособна в Соединенных Штатах. Фермзнеспособна в Соединенных Штатах. Фермы все больше и больше укрупняются, но количество людей, работающих на них, сокращается. Отток населения из сельской местности способствовал росту безработицы и социальных проблем в городах. Сегодня фермерами числятся лишь 2,4 миллиона человек (при общей численности населения в США в 230 миллионов).

На деле же одна треть из них, а то и более, являются фермерами лишь отчасти, поскольку совмещают фермерство с иными, не сельскохозяйственными занятиями, стремясь извлечь дополнительные доходы. Тем временем все больше ферм переходит в руки корпораций от небольших, управляемых одной семьей, до гигантских конгломератов. Около одной пятой всех приносимых фермами доходов приходится на счет корпораций.

Защитники семейной фермы осуждают тенденцию к укрупнению ферм, к поглощению их корпорациями. По их мнению, корпорации думают лишь о «конечном барыше» (то есть, чистом доходе) и охотнее, чем семейные фермы, прибегают к методам, опасным для окружающей среды. Владельцам же семейных ферм, полагают они, более свойственны чувства уважения к земле и ответственности за ее сохранение, нежели корпорациям. Но и у корпораций есть свои защитники, указывающие, что корпорации, как правило, располагают большим капиталом, чем семейные фермы, и потому способны проводить меры по охране окружающей среды, дающие отдачу лишь в отдаленном будущем.

И семейные фермы, и корпорации подвергаются критике за ущерб, причиняемый окружающей среде. С 40-х годов в американском сельском хозяйстве многократно возросло применение искусственных удобрений, а также химикатов для борьбы с сорняками, вредителями и болезнями растений. Оказавшись незаменимым подспорьем в увеличении урожаев, эти средства породили и немало проблем. Атмосферные осадки, растекаясь и просачиваясь сквозь верхние слои почвы, занесли удобрения в грунтовые воды, реки и озера, ухудшив качество воды и стимулируя рост нежелательных водяных растений. Токсичные химикаты, в том числе и канцерогенные, и чреватые другими заболеваниями, временами проникали в воздушный бассейн, водные и пищевые ресурсы страны. Причиняли они и непосредственный ущерб здоровью фермеров и их работников, хотя производители химикатов и утверждают, что их продукция безопасна, если применяется строго по инструкции. На протяжении ряда лет многие виды сельскохозяйственных вредителей выработали иммунитет к относительно мягким химикатам, поэтому фермерам приходится прибегать к более сильным и дорогостоящим химическим средствам.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ 

Думая о будущем, американский фермер может быть твердо уверен лишь в одном впереди его ждут еще большие перемены. Захватывающие дух программы исследований и разработок, ведущиеся в настоящее время в государственных, академических и частных лабораториях, обещают развитие тенденций, наметившихся в недавние годы.

Рассматриваются многие новшества. Например «безотвальный метод», при котором семена нового посева высаживаются непосредственно в стерню собранного урожая, не переворачивая пласты почвы плугом. Безотвальный метод во многом основывается на применении химических средств борьбы с сорняками и потому вызывает нарекания. Тем не менее он позволяет уменьшить эрозию почв и сократить затраты труда и горючего, в силу чего к нему охотно прибегают многие земледельцы.

Некоторые другие новшества рождены биотехнологией, то есть практическим применением достижений биологической науки. Ряд компаний активно лидирует в использовании методов генной инженерии, выводя новые виды растений и животных с заданными характеристиками. Увидим ли мы в будущем новые, более устойчивые и продуктивные сорта растений, требующие меньше удобрений и обладающие повышенной сопротивляемостью к болезням и вредителям? Биотехнологи надеются на это. Помимо прочего, предсказывают они, плоды их трудов позволят фермерам ослабить зависимость от токсичных химикатов, тем самым способствуя сохранению более здоровой окружающей среды для всех.

Труднее, пожалуй, предсказать возможные социальные и демографические перемены. Обречена ли семейная ферма, как опасаются некоторые? Или новая миграция горожан в сельскую местность принесет с собой и новый заряд жизнестойкости в сельскохозяйственный сектор? Вероятным ключом к разгадке следует считать то, что на деле количество малых ферм возросло за недавние годы, тогда как давняя тенденция к уменьшению населения сельских районов пошла не только на спад, но и в обратную сторону. (Растет число малых и больших ферм, в то время как сокращается количество средних.)

Воспринимая новшества и эволюционируя с течением времени, сельское хозяйство, тем не менее, остается основой благосостояния и процветания Америки. Эта связь, скрепляющая прошлое, настоящее и будущее, фундаментальна для американского образа жизни.

matuzov.com4 апреля 2016
275
 0.00